Cover Image

Предсказания индустрии: дизайнеры, инфлюенсеры и авторы Telegram-каналов рассуждают о том, что будет после глобальной ностальгии по эпохе нулевых

 23 Декабрь 2022    МОДА

Вот уже больше года все fashion-сообщество пребывает в нулевых версии 2.0. Об этом «аккуратно» сигнализируют всевозможные вариации мини-юбок (антидлина которых достигла своего апогея), джинсы с экстремально низкой посадкой, а еще очки с градиентом, топы, усыпанные стразами, и футболки с дерзкими фразами в духе Stop Being Poor. Все вышеперечисленные атрибуты эпохи Y2K мы видели на подиумах, в соцсетях и, конечно, на улицах мегаполисов. А стиль Бритни Спирс, Пэрис Хилтон и других икон и вовсе разобрали на цитаты все неравнодушные фэшиониста.

Однако не будем забывать, что мода – дама очень капризная и непостоянная, поэтому самые «горячие» и желанные вещи могут с молниеносной скоростью превратиться в тренд с пометкой «анти». Как говорится, кто не успел, тот опоздал.

Под конец 2022 года мы решили поиграть в предсказателей и попытались ответить на вопрос, который волнует всех: что будет после глобальной ностальгии по нулевым? Для этого мы не только проанализировали мнения западных экспертов, но и пообщались с российскими дизайнерами, инфлюенсерами и авторами Telegram-каналов. Ну что, начнем?


Indie Sleaze

Что такое Indie Sleaze? Это когда в наушниках играет трек Arctic Monkeys «I Bet You Look Good On The Dancefloor», на ногах кеды Converse и рваные колготки, на руках целый ансамбль браслетов, а главный атрибут всего образа – объемная футболка с отрезанными рукавами и глубокими проймами (да-да, такими, чтобы были видны топ или кружевное бра). Вообще, Indie Sleaze – это своеобразный микс хипстерской моды, максимализма 80-х и гранжа 90-х через призму лоу-фай и DIY. Отголоски этой эстетики мы видели в коллекциях Kenzo, Saint Laurent, Coach и даже Versace.

Грандиозным камбэком Indie Sleaze нам угрожают уже не первый месяц. И с каждым разом угрозы все серьезнее. Началось все, конечно, c тиктоков подростков, которые иронизировали над стилем крутых девчонок конца нулевых, а потом… влюбились. Следом посыпались статьи авторитетных глянцевых изданий (от Vogue до Harper’s Bazaar), пророчащие возвращение эстетики, главными адептами которой были Скай Феррейра и Агнесс Дейн.


Scene  

Представителей этой музыкальной субкультуры конца нулевых часто путают с эмо. На первый взгляд у них действительно есть что-то общее. Но это только на первый взгляд. Scene Kids носили джинсы скинни кислотных оттенков и причудливые очки-решетки (те самые, которые популяризировал Канье Уэст), обожали ремни с шипами и очень узкие майки, а о сочетании цветов, принтов и паттернов вообще не слышали.

Согласись, после такого описания сложно поверить, что эта сумасшедшая эстетика может вернуться. Но у моды однозначно есть чувство юмора. And just like that на сцену вновь возвращаются Jonas Brothers, а Machine Gun Kelly переодевается во что-то среднее между эмо и Scene.


Twee

Twee – полная противоположность Indie Sleaze. В переводе с британского английского twee – «приторно слащавый, причудливый и сентиментальный». В начале 2010-х главными музами этого движения были Зои Дешанель и Тейлор Свифт. Их образ был пропитан наивной инфантильностью. Обе носили блузы в горошек, отложные воротнички в стиле Питера Пэна, бантики, плиссированные юбки и жемчужные украшения.

О том, что эстетика Twee возвращается, сигнализируют не только 100 миллионов просмотров на соответствующих тегах в TikTok, но и коллекции модных брендов. К примеру, Paco Rabanne наделили Twee дерзким характером, а Мэттью Уильямс добавил немного футуризма и геометрии.


Новая сексуальность

«Необъятные пиджаки с каждым сезоном становятся уже, а это верный символ перемен. В следующем году мы окончательно «сбросим шкуру» и покажем больше тела» – эти слова fashion-инфлюенсера Алеши Славко подтверждает и анализ платформы Tagwalk. По его результатам больше 75 % дизайнеров включили в весенне-летние коллекции полупрозрачные вещи, а образы, боготворящие тела любых форм и размеров, и вовсе захватили подиум. Эти увлечения дизайнерского цеха сформировали абсолютно новое движение, которое некоторые уже окрестили бодикором.

На телесность делает ставку и основательница бренда YULIAWAVE Юлия Василевская: «Полупрозрачные ткани, облегающие силуэты и всевозможные разрезы – все это подтверждает устоявшийся культ тела, который еще долго не покинет нас».

А вот основательница питерского бренда LaTrika Алеся Никонова голосует за женственные силуэты: «Бахрома, рюши и полупрозрачные ткани усилят романтизм образов. Valentino и Miu Miu использовали в своих весенне-летних коллекциях много прозрачных текстур, Victoria Beckham показала романтичный петчворк, а Saint Laurent делали акцент на женских формах с помощью облегающих платьев в пол».


Постапокалипсис, футуризм и digital-мода

В этом году крупные бренды с особым рвением принялись покорять виртуальную реальность, создавая в ней собственные миры и выпуская товары, которые можно купить, но нельзя потрогать. Конечно же, fashion-индустрия просто не могла остаться в стороне. Gucci, например, выпустили виртуальные кроссовки, которые можно купить на маркетплейсе, а потом использовать в играх, японский бренд Ambush запустил NFT-коллекцию колец, а модный дом Louis Vuitton представил приключенческую игру-головоломку Louis The Game. И это мы еще не начали говорить о виртуальной одежде, количество которой растет в геометрической прогрессии.

«Стремление переселиться в метавселенную диктует тренды в реальной жизни. Яркий тому пример – показ Coperni, где Беллу Хадид буквально одели на подиуме с помощью баллончика. А в самом начале года H&M выпускает в одной коллекции наряды и для реальной жизни, и для виртуальной. Ну и не будем забывать про популярнейшее приложение Lensa, которое дает увидеть себя в диджитальном образе», – делится Алеша Славко.  

Слова предыдущего эксперта подтверждает и автор Telegram-канала «Мамкина модница» Инна Комбарова:

«Мы уже были бомжами в рванине, гопотой в спортивках, любили оверсайз, а теперь наслаждаемся возвращением нулевых и десятых. Думаю, дальше есть два возможных пути: либо мы нарядимся в персонажей фильма «Дюна», будто живем в постапокалипсисе (такое уже показали Канье в коллекции YZYSZN9 и Ким Джонс на последнем шоу Dior), либо дизайнеры начнут активно предлагать нам одежду, похожую на цифровую. Например, как у Balmain и KAY KWAK. Очень нравятся украшения Rohan Mirza, напечатанные на 3D-принтере. Думаю, за аксессуарами и обувью, изготовленными таким образом, стоит будущее».

Кстати, об апокалипсисе. Не только Канье Уэст и Ким Джонс погружают нас в фантазийный мир приближающегося конца света. Эту тему обыгрывают и такие крупные бренды, как Adidas и Levi’s. У спортивного гиганта недавно вышла коллаборация с китайской маркой Hamcus, рекламная кампания которой напоминала кадры из восьмого сезона «Американской истории ужасов» (как раз про апокалипсис). А вот Levi’s выпустили коллаборацию с Wisdom, вещи из которой намекают то ли на колонизацию Марса, то ли на конец света.


Интеллектуальный минимализм

«Если верить циклам моды (которые кажутся весьма последовательными), то всему «пере» приходит на смену «недо». И по логике вещей шик и блеск куртизанок может сменить что-то очень простое и даже аскетичное. Держу кулачки за интеллектуальный минимализм, хочется нового кроя и переосмыслений», – делится с нами совладелица питерского концепт-стора Subbota Юлия Большакова.

Слова нашего эксперта подтверждает анализ трендов платформы Tagwalk, согласно которому минимализм эпохи 90-х снова набирает обороты. Отголоски моды 30-летней давности мы видим через лаконичные платья без бретелек, атласные юбки, топы с едва заметными пуговицами и строгие костюмы.

На минимализм 90-х делает ставку и основательница питерского бренда LaTrika Алеся Никонова: «Мода 90-х будет с нами еще два-три года. Подтверждение этому мы видим не только на подиуме, но и на героях стритстайла. Трикотажные топы-бандо, брюки карго и крабики на волосах – в следующем сезоне можно смело вдохновляться образами Дженнифер Энистон и Сары Джессики Паркер в начале карьеры, смотреть сериал «Друзья» и старые клипы Кристины Агилеры».


Рассуждать о том, какая эстетика будет главенствовать в следующем году, можно еще очень долго, но мы хотим закончить этот материал хлесткой цитатой автора Telegram-канала Scoteena Катарины Шрамко, после прочтения которой точно будет о чем подумать.

«Сейчас стало слишком много всего. Вообще всего. Поэтому я не думаю, что какая-то субкультура сможет перетянуть на себя одеяло больше чем на пару сезонов. Мы уже не среди трендов и течений, а внутри мультимиров и ненужных категоризаций. Самое точное, что я могу предположить, – люди, которые себя нигде не ищут или ищут, но нигде не находят, могут оказаться где-то между хаотичными аутфитами Порши из второго сезона «Белого лотоса» и «режимом гоблина» (выражение означает тип поведения, которому присущи лень, неряшливость и жадность, а также отвержение социальных норм. – Прим. ред.). Порша – типичный отщепенец поколения Z, который скупает все либо в массмаркете, либо по рекомендациям из Интернета, а человек в «режиме гоблина» уже совсем не парится о том, как он выглядит. И тот и другой в полном беспорядке. Но в этом нет ничего страшного, потому что весь мир находится примерно там же».