Регистрация Восстановление пароля
Cover Image

Чего ожидать от приостановки доступа к американским облачным сервисам – комментарии российских IT-компаний

  
 19 Март 2024    Аналитика

Отечественные IT-компании прокомментировали грядущее закрытие доступа к облачным продуктам Microsoft и Amazon на территории России. В целом компании сходятся во мнении, что блокировка не станет катастрофой, тем более, что миграция на отечественные продукты идёт уже давно.

Напомним, ранее Microsoft и Amazon разослали российским компаниям сообщения о приостановке с 20 марта 2024 года доступа к своим облачным продуктам. Эти ограничения в отношении России определены так называемым 12 пакетом санкций Европейского союза от 19 декабря 2023 года, который запрещает поставку в Россию программного обеспечения для бизнес-аналитики (business intelligence, BI), Customer Relationship Management (CRM) и других продуктов.

Затем стало известно, что в Microsoft началось обсуждение вопроса о переносе сроков приостановки работы сервисов и доступа к данным с 20 марта на конец месяца.

Также был уточнён список подпадающих под блокировку продуктов. В него входят подписки на такие продукты, как Teams, One drive, Azure, Office 365, M365, все веб-службы (в том числе бесплатные), SQL On-prem Server, System Center Server (перестанут доставляться обновления безопасности), все версии Excel. Также будут заблокированы ключи на MS Visio и Office, не будут доставляться обновления безопасности (WSUS). Планируемое отключение также коснётся бесплатных версий Power BI Pro, Azure Devops и сервиса Microsoft Online Protection.

По последним данным, отключение затронет только компании, зарегистрированные на территории РФ. Транснациональные компании не должны быть заблокированы. Также не запланирована блокировка продуктов для физических лиц.

ГК Softline в ответ на сообщение об ограничениях предлагает несколько вариантов миграции облачных продуктов и сервисов Microsoft, Amazon и Google и оперативную помощь в процессе; в том числе компания запустила в Telegram «горячую линию по миграции».

Директор по развитию бизнеса компании-разработчика «Базис» Андрей Толокнов отмечает, что последствиями заявления могут стать полное отсутствие технической поддержки, консалтинга и потеря всех данных и сервисов, развернутых в облаке. Ограничение доступа к Azure в основном затронет частный сектор, исключая государственные структуры. Что касается Microsoft 365, то многие организации привыкли к ограничениям и обходят их, в том числе используя нелицензионное программное обеспечение.

По мнению генерального директора компании IW GROUP Александра Шибаева, для России блокировка онлайн-сервисов Microsoft глобально не несёт серьёзных проблем, поскольку в российских компаниях данные сервисы уже практически не используются. Суть в том, что ранее, в рамках санкционной политики западных стран, в России был введен запрет на оплату онлайн-сервисов картами российских банков. Со временем у компаний закончились сроки лицензий, и это побудило большинство из них перейти на другие решения в рамках импортозамещения. Поэтому риски в данной ситуации минимальные.

Тем не менее, данная ситуация доказывает, что внешние сервисы, работающие по модели SaaS (сервис как услуга), сами по себе ненадёжны и небезопасны — в отличие от отечественных разработок.

Руководитель департамента цифровых решений агентства «Полилог», автор Telegram-канала о гос-IT Людмила Богатырёва рассказала, что большинство BI-решений на российском рынке (примерно 60-70%) — это продукты иностранных вендоров, к числу которых можно отнести MS Power BI, Qlik Sense, SAP BI и другие. MS Power BI является одним из наиболее используемых решений в этом классе. Рынок в классе CRM более разнообразен, но для средних и крупных заказчиков (сегмент enterprise) ключевыми поставщиками решений будут все те же Microsoft, SAP, а также Terrasoft, Oracle и др.

Те компании, которые начали использовать BI- и CRM-решения десятилетие и более назад, в основном «сидят» на этих иностранных продуктах, которые сейчас очень глубоко интегрированы в их бизнес-процессы, отмечает Богатырёва.

Тем не менее, технологические санкции за последние два года стали драйвером перехода на отечественные решения, поэтому большинство крупных компаний запустили процесс миграции на российское ПО. В первую очередь такой переход инициировали те компании, которые использовали облачное решение с перспективой полного отключения (а не просто в силу невозможности произвести обновление). При переходе кто-то выбирает существующие решения от российских вендоров, а кто-то (в основном крупные компании) создает собственные BI- и CRM-системы.

Таким образом, по мнению Богатырёвой, ключевой вопрос — насколько успели организации завершить этот переход и переключить свои бизнес-процессы на другой программный продукт. Это особенно актуально для решений класса CRM, так как они в большей степени подвергаются кастомизации под конкретную организацию или отрасль, а значит и их бизнес-процессы больше завязаны на конкретное решение. Организациям с глубокой цифровизацией процессов, которые они кастомизировали многие годы на базе иностранных продуктов, сложнее всего.

«В любом случае к сегодняшнему дню эти организации подошли не с нулевым результатом, а с высокой степенью готовности переключиться на новые решения. Данная новость не должна стать для них шоком. Однако тем, кто «застрял» на стадии выбора российского продукта или пилота, будет сложно в текущих реалиях. Их процессы могут просто «встать», — считает Богатырёва.

Облачные SaaS-решения от Microsoft, в частности, Power BI, Dynamics CRM достаточно распространены в России как среди крупных и enterprise-компаний, так и в сегменте среднего и малого бизнеса, прокомментировал директор по развитию бизнеса T1 Cloud Георгий Джабиев. Данные продукты были исторически популярны в нашей стране и сохранили свою популярность по сей день. Хотя в последние несколько лет новых пользователей, скорее всего, не появлялось, те компании, где облачные сервисы Microsoft изначально были внедрены, продолжают ими пользоваться несмотря на то, что рынок активно ищет альтернативные решения в рамках программы импортозамещения.