Cover Image

Как Том Форд made Gucci great again? Удивительная история возрождения итальянского бренда

 27 Август 2022    Мода и стиль

Сейчас у руля модного дома Gucci стоит Алессандро Микеле – дизайнер и гений, который в 2015 году переосмыслил концепцию бренда, размыл гендерные границы и добавил в коллекции яркие цвета и замысловатые отсылки к эпохам 70-х и 80-х. По данным Lyst, Gucci не покидает пьедестал самых известных и желанных брендов последние пять лет. За кроссовками из коллаборации с adidas выстраиваются очереди, а о сумке Jackie 1961 мечтает буквально все фэшн-сообщество.

Да, Алессандро Микеле однозначно творит историю. Но всего этого, возможно, никогда не случилось бы, если бы не Том Форд, который в 2002 году позвал итальянского дизайнера присоединиться к команде Gucci. А если окунуться еще глубже в историю модного дома, можно смело заявить, что без Тома Форда в качестве креативного директора бренд мог просто не дожить до наших дней.

Именно американский дизайнер в далеких 90-х вдохнул вторую жизнь в разорившийся дом Gucci и совершил сексуальную революцию в мире моды. Петь оды величайшему гению фэшн-индустрии мы готовы хоть каждый день, но сегодня есть особый повод. Главному провокатору Тому Форду исполняется 61 год. Поэтому сегодня рассказываем удивительную историю о том, как Том Форд made Gucci great again.

Для того чтобы осознать весь масштаб бедствия, предлагаем перенестись в самый конец 80-х и посмотреть, как обстоят дела у некогда величайшего бренда. Спойлер: не очень. Наследники легендарного Гуччио Гуччи превратили люксовый модный дом в бренд, под чьим логотипом выпускались зажигалки, пепельницы и даже матрасы. Звучит ужасающе, согласись? Из-за большого количества подделок интерес к Gucci исчез даже у самых преданных клиентов.

И вот, в 1990 году 29-летний Том Форд присоединяется к команде тонущего корабля в качестве дизайнера женской коллекции и начинает операцию по спасению. Сразу добавим, что решение было рискованным и никто из модельеров не хотел занимать эту позицию. Но только не Том Форд. До Gucci он два года работал в Perry Ellis под руководством Марка Джейкобса, а потом ушел, потому что устал от американской моды. Позже в интервью The New York Times он признался: «Чтобы стать хорошим дизайнером, мне надо было покинуть Америку. Моя собственная культура тормозила меня. Слишком яркий и пестрый стиль в Америке считают безвкусицей и смотрят на него свысока. В Европе же стиль ценят».

Уже через четыре года Форд сменяет Доун Мелло на посту креативного директора и работает над созданием нового ДНК. Кстати, успех пришел не сразу – первая коллекция весна-лето 1995 потерпела фиаско, получив разгромные рецензии. После такого отклика, как позже признавался сам Том Форд, он понял, что терять нечего, и решил пойти ва-банк. Так родилась провокационная коллекция осень-зима 1995–1996, которую критик Vogue Сара Мауэр окрестила дизайнерским эквивалентом секса с незнакомцем.

Полурасстегнутые сатиновые блузы, бархатные узкие брюки и платья с глубокими декольте – Том Форд, как никто другой, знал, что секс продает, и сделал акцент именно на этом. После второго шоу стало понятно, что Gucci готов «вернуться в игру».

Сексуальность, которую предложил Том Форд, не была вульгарной, как у Versace, она получилась в меру провокационной. Именно благодаря ему в обиход вошло словосочетание «сдержанный гламур», а Gucci вновь стал объектом желания миллионов женщин. Тому Форду удалось, что называется, усидеть на двух стульях, сохранив баланс между строгостью и эротикой.

Спустя некоторое время родилась знаменитая «белая» коллекция, состоявшая из длинных платьев белого цвета с провокационными вырезами. Кстати, в одном из них Белла Хадид появилась на Каннском кинофестивале пару месяцев назад.

Тогда же Форд представил знаменитый красный бархатный костюм, который в 1996 году надела Гвинет Пэлтроу на премию MTV VMA, а 25 лет спустя процитировала саму себя, надев образ на показ Gucci.

Успехи Форда подтверждались не только пристальным вниманием фэшн-сообщества, но и цифрами, которые уверенно говорили о росте прибыли. Всего за пару лет дизайнеру удалось наладить дела и превратить практически разорившийся бренд в один из самых продаваемых в индустрии. За первые девять месяцев 1995 года прибыль удвоилась, а к началу нового тысячелетия доходы составляли рекордные 4 миллиарда долларов.

Рекламная кампания Gucci

Но не показами едиными. Важным инструментом в развитии бренда стали рекламные кампании. И не простые, а очень откровенные. У Тома Форда получилось выкрутить показатель страсти на максимум.

Работал он, конечно, не один, а со своими partners in crime – фотографом Марио Тестино и стилистом Карин Ройтфельд (которая потом стала главным редактором французского Vogue). Благодаря этой великолепной троице общественность познала дивный новый мир рекламы.

Рассматривать коммерческие творения можно бесконечно, но сегодня мы хотим чуть подробнее рассказать о кампейне 2003 года, который стал лидером по количеству жалоб, но тем не менее вошел в историю. Тогда для Марио Тестино позировала эстонская модель Кармен Касс. На одном из снимков она приспустила голубые сатиновые шорты, обнажив интимную стрижу в форме буквы G. Смело? Да. Откровенно? Однозначно. Неудивительно, что после публикации снимков в журнале Vogue на бренд обрушился шквал критики. А в Великобритании даже была создана петиция с целью запретить его публикацию в журналах. Но этого, к счастью, не случилось.

Через год Том Форд завершил «миссию по спасению» и покинул Gucci из-за разногласий с руководством. Эти 10 лет вошли в историю моды как настоящий взрыв провокации и сексуальности. А поклонники американского гения до сих пор рассказывают о той эре с придыханием. Об огромном вкладе Тома Форда в историю Gucci говорят и многочисленные аккаунты в соцсети-которую-нельзя-называть. В описании профиля одного из них красуется фраза: «Если это не было сделано Томом Фордом, это вообще Gucci?» На этот вопрос точно не ответит никто, но мысли на этот счет возникали у каждого.