Cover Image

«Путь к цели долог и опасен, но у нас есть разум и воля, чтобы пройти его»

 20 Декабрь 2022    Аналитика

Об авторе: Люк Брюне (Luc Brunet) переехал в Россию из Франции в 1993 году с DEC (Digital Equipment), участвовал в управлении российским бизнесом ряда американских и японских IT-поставщиков, включая Sony, 3Com и EMC, до 2008 года. Входил в совет российских дистрибьюторов – OCS — до 2014 года и RRC — до 2022 года. Создал консалтинговую компанию в Москве, ориентированную на обслуживание иностранных вендоров в России. Гражданин Российской Федерации, живёт в Москве.

Думаю, среди читателей D-Russia.ru есть те, кто, как и я, провели последние 30 лет в российском IT-бизнесе. Но больше, наверное, тех, кто присоединился к нам позже.

Так или иначе, вместе мы видели, как страна с исключительно высоким уровнем технологического образования вошла в мировую экосистему IT-индустрии, которая находится под сильным влиянием США.

Вместе мы, неважно, как партнёры или как конкуренты, построили прочный, стабильный, прибыльный и эффективный российский IT-рынок, добились на нём блестящих результатов. Все результаты перечислить невозможно. Как пример приведу онлайн-банкинг или правительственные приложения, используемые населением в России. Очень часто такие сервисы намного более продвинуты, чем в большинстве западных стран.

Некоторые из наших IT-компаний стали известны во всем мире, и совершенно точно во всем мире используется российское программное обеспечение.

Так было до февраля 2022 года.

Изменения, которые мы наблюдали в этом году, начались в 2015 году с первыми санкциями, введёнными против России. Но 2022 год — особенный, это год, когда геополитика ударила по российскому IT-рынку чем-то похожим на ядерный взрыв.

Некоторые из читателей могут знать мой личный блог об экономике и геополитике, и знают, что я писал много лет назад о том, что может произойти из-за роста напряжённости между Западом и Россией. Помню, как упоминал в прошлом году, что все крупные поставщики США могут скоро покинуть Россию. Большинство людей думали в то время, что я слишком пессимистичен, веду себя подобно Кассандре. И я их понимаю. Да, тогда все мои слова действительно звучали как будто из другой реальности.

Но уже в 2019 году я начал готовиться к событиям, которые мы увидели в 2022 году. Инициировал связь с новыми странами, со всей частью евразийского материка за пределами Западной Европы. Контакты в Китае существовали и раньше, но названный регион гораздо шире Китая.

Сейчас эта работа отлаживается, приобретает более формальный характер. Мы создали новый бренд для консалтинговой деятельности: IT-Евразия.

Никто не знает, насколько глубоко изменится ландшафт IT-рынка в России. Должны ли мы, например, сохранить двухуровневую структуру канала, которая у нас была предыдущие годы («конечный пользователь — интегратор — дистрибьютор — поставщик»), или следует перейти на гибридную модель, как в Китае, или полностью «плоскую» модель, как в Иране?

Перед нами две основные цели, обе они направлены на расширение сотрудничества в сфере информационных технологий между Россией и всеми странами региона.

Первая цель — выявить и облегчить использование в России услуг или продуктов из остальной части Евразии. Это, конечно, включает в себя всё популярное оборудование, которое уже используется в России, и которое может быть ввезено в страну параллельным импортом.

Но не только. Оборудование китайских производителей тоже может занять разумную часть рынка, хотя тут геополитика заметно влияет на нашу жизнь. Многие китайские производители очень обеспокоены вновь введёнными против них санкциями США и не готовы вести бизнес в России под своим брендом. Их устраивает сотрудничество только на условиях «White Box», что позволяет не афишировать поставки.

Но другие страны могут внести значительный вклад в развитие российского рынка. Наиболее интересен Иран, обладающий 35-летним опытом жизни в условиях санкций. Технический уровень Ирана впечатляет. Страна достигла успехов в основном в области программирования, поддержки программного обеспечения, в комплексном обслуживании IT-систем (техническая поддержка, исправление ошибок, управление лицензиями и т. д.) на основе популярного оборудования и программного обеспечения – операционные системы, системы виртуализации, системы управления базами данных и вплоть до таких продуктов, как ERP или CRM.

Вторая цель для нас – облегчить экспорт российских технологий во всём регионе, поскольку российским экспортёрам сейчас сложнее продавать в западные страны. В Евразии аппаратное и программное обеспечение может представлять основной интерес, особенно в странах, которые уже находятся под какими-либо санкциями США или ожидают, что в ближайшем будущем они попадут под них.

Все мы должны быть готовы к новым переменам, поскольку геополитический шторм, обрушившийся на IT-индустрию, ещё не закончился. Вряд ли в России будет больше санкций в области IT (у нас их и так уже больше, чем в Иране), но санкции не единственная проблема. Нестабильная ситуация вокруг Тайваня ставит под угрозу доступность процессоров. США начали действия против Китая, чтобы задержать развитие китайского производства чипов на определённом технологическом уровне и попытаться наказать ограничениями для китайских производителей.

Дальнейшая деградация в этой области может привести к нескольким сценариям. Самый мягкий реализуется, если Китай добьётся воссоединения с Тайванем мирным путём и без массового изгнания с полупроводниковых фабрик ключевых инженеров-экспатов. Такой мягкий сценарий специалисты США называют «наихудшим случаем», и мы понимаем, почему!

Все остальные сценарии ведут к частичному или полному уничтожению производственных мощностей процессоров на Тайване, что повлечёт глубокий дефицит ключевых компонентов в течение нескольких лет. Намёк разработчикам программного обеспечения: ключевым элементом новых продуктов должна быть возможность минимизировать аппаратные ресурсы для исполнения кода. Это то, что все мы и делали 30 лет назад.

В долгосрочной перспективе Россия и Евразия в целом должны стремиться к полной независимости от западных технологий – от процессоров до прикладных IT-продуктов. Каждая страна должна найти свое место и свою роль на этом огромном рынке – а это около 5 миллиардов человек! – включая быстроразвивающиеся страны и по крайней мере некоторые страны Западной Европы, которые в долгосрочной перспективе к нам присоединятся.

Россия определённо является одним из сильнейших игроков в сфере IT в Евразии. Она в состоянии стать ещё сильнее на этом большом рынке, и должна стать такой в действительности.

Путь к этой цели долог и опасен, но у нас есть разум и воля, чтобы пройти его.

Мы понимаем, что окружающая среда не является дружественной, и что нам нужно шаг за шагом адаптироваться к изменяющейся ситуации. IT-Евразия сегодня работает на консалтинговой и/или агентской основе, но может превратиться в нечто близкое к японским торговым домам, которые сыграли большую роль в развитии коммерческого присутствия Японии по всему миру. Мы готовы развивать другие формы партнёрства с российскими или азиатскими компаниями. Каждый шаг в этом деле будет определять следующий.

Будем помнить как пример азиатской мудрости слова Лао Цзы, которые на русском воспроизводят чаще всего так: «Новые начинания часто маскируются под болезненные окончания». На мой взгляд, точнее иной перевод: «Великие начинания часто по ошибке кажутся нам не началом нового, а ужасным концом существующего».